10:09 

Забавненько

Sharhan
Я живу, чтобы творить, и творю, чтобы жить в своих твореньях...
Проснулся сегодня от того, что мысленно напевал Varvindar friska... Немного ужаснулся - как-то самому себе бить морду - не концептуально.
Крыша немного едет от разных мыслей по ДА, космичке и своему собственному миру. Одному из многих. Временно не вдохновляют уже начатые словески и меня беспокоит то, что не могу себя пересилить и беспроблемно как раньше водить вопреки своему желанию.
Засыпалово. Суслик-хомяк очень быстро впадает в летнюю спячку, а с утра его сторожит Работа.
Хочется сказки. Вот просто нехватка ее. Но ни одна из начатых не прельщает (это снова о словесках, а не о ролевых, если что). Финансы поют романсы временно. И все оч. плохо с ними. Но это временно - к сентябрю надеюсь выбраться.
Обещал тут дорогому мне приключенцу кусочек из моей книги, касающийся клятвы крови, которую отверг один правитель и принял другой. Брошу его тут.

"Лагарт подошел сначала к императору Лонгджиу, основателю Конфедерации королевств, и опустившись на одно колено перед престолом, протянул сложенные чашей ладони. Холодная рука, опоясанная золотыми браслетами, на мгновение коснулась его рук, принимая невидимое подношение верности и преданности и давая такую же невидимую защиту и покровительство. Лицо императора было скрыто ритуальным покрывалом, но Анести показалось, что он увидел в его глазах жалость к герою и вину. Словно он прощался с героем, так его и не узнав. Анести отмахнулся от непрошенных фантазий, как от романтического бреда, и продолжил внимательно наблюдать за церемонией.
Следующим был король Сваальдара, перед которым следовало обнажить клинок и передать его повелителю, направляя острие в свое сердце. Распорядитель медленно передал Лагарту ритуальный нож. Держа клинок перед собой на уровне глаз, Лагарт с легким лязгом высвободил тонкое сверкающее лезвие из ножен, ударившихся о каменный пол рядом с ним. Он развернул нож рукоятью к королю, и мощная рука владыки Северных земель Астарты уже потянулась к нему. Неожиданно узкое серебристое лезвие легко поднялось и молниеносно опустилось на ладонь Лагарта, оставляя длинный узкий разрез, пересекавший ладонь. Кровь каплями потекла по руке юноши. Он отвел кинжал в сторону и сжал руку в кулак, держа ее над мрамором пола у подножия трона. Кровь капала с руки юноши и стекалась в ровную полоску, разделявшую его и короля. Лагарт медленно протянул руку с клинком королю, ловко перехватив нож за острие, и молча посмотрел в глаза правителя, словно ожидая чего-то.
Кто-то охнул, какая-то дама завизжала, но к счастью окружающих быстро потеряла сознание. Придворные начали тихо перешептываться, постоянно спрашивая друг у друга, что происходит.
Пауза затянулась. Глаза Аскарта, правителя Севера, светились яростью, пылавшей как лесной пожар. Резким ударом наотмашь он выбил клинок из рук юноши.
- Щенок, - процедил он сквозь зубы, - да как ты смеешь…
Аскарт поднялся, широко расставив ноги. Его резкий и раздраженный голос легко заглушил стоявший в зале гул.
- Сваальдар не принимает клятву крови у безродного Лагарта. Он всего лишь собака, и награда ему – кость. Даже дурак не посадит собаку за стол с хозяевами! Вот слово Свальдара, сказанное Аскартом, королем его.
Анести заметил, как Лагарт медленно прикрыл глаза, словно принимая вызов, и отступил назад, в тень огромной колонны.
Тишина окутала зал. Придворные замерли, словно бумажные куклы, боясь пошевелиться. То, что происходило на церемонии, было чудовищно. Если верить совсем древним традициям, которые непонятно откуда узнал этот простолюдин, отвергнутая клятва крови навлекала проклятие на род того, кто ее отверг и его страну, и проклятие это было неисцелимо. И зачем только понадобилось этому мальчишке воскрешать старый обычай?!
Анести взглянул в сторону герцога Ксандра и неожиданно заметил, что король Серпи поднялся. Железные когти на руках правителя юга скрестились с тихим зловещим лязгом, и ткань длинных рукавов снова прикрыла лицо. Он стремительно прошел то короткое расстояние, разделявшее их с Лагартом, и подхватил клинок как раз тогда, когда распорядитель наклонился за ним. Плотный шелк длинного рукава по-прежнему прикрывал лицо правителя Харахти.
- Харахти принимает клятву крови Энджила Лагарта, - спокойный голос маленького короля подхватило непонятно откуда взявшееся эхо и раздробило его на сотни отражений.
Он поднял клинок высоко над головой, демонстрируя его всем присутствующим. Тонкое лезвие зловеще засверкало. В красноватых отсветах горевших повсюду ламп оно переливалось серебристым блеском, извиваясь как змея или шелковая лента на ветру. Гости завороженно следили за алыми и радужными бликами на клинке в руках мальчика, а Серпи не отрывал своих непонятных черных глаз от молодого офицера, опустившегося перед ним на одно колено.
- Что он творит! – возмущенно проронил герцог Ксандр.
Анести перебрался поближе к Лагарту и императору Серпи, следя за ними во все глаза.
- Тебе будет трудно, - почти беззвучно проронил молодой император.
Лагарт, не сводя с него внимательных ясно-серых глаз, коротко и отрывисто кивнул. Губы его сурово сжались.
- Ты вошел сюда тенью и глаза мои не видели тебя, но ты уйдешь отсюда сыном моей земли и взгляд мой будет следовать за тобой, куда бы ты не отправился. Отныне ты – часть земли Харахти и тело твое принадлежит ей. И это также верно, как и то, что дух твой принадлежит мне – ты часть моей великой души, продолжение моих мыслей, воплощение моей воли, теперь и навсегда. Кровь твоя, да станет этому свидетелем и хранителем твоей клятвы.
Серпи шагнул навстречу Лагарту, протянувшему ему навстречу открытые ладони.
- Встречай боль, как травы встречают солнце, встречай кровь, как всходы встречают дождь, встречай мою волю, как волны встречают ветер, встречай и помни, что обратного пути нет.
Клинок в руке Серпи, сверкнув в свете ламп и описав полукруглую дугу, опустился на запястья Лагарта, жадно вгрызаясь в плоть. Ручейки крови расползлись по его рукам как трещины по сухой земле, и кровь закапала с запястий, образуя новую черту между правителем и молодым офицером.
- Кровь моя и верность – стране Харахти, - твердо и уверенно произнес Лагарт, - кровь и верность королю ее. Клянусь.
- Земля и ветер Харахти – телу и душе твоей, Энджил Лагарт. Я принимаю твою клятву, - тихо откликнулся Серпи. - Теперь и навеки.
- Теперь и навеки, - отозвался Лагарт.
Наблюдающие за сценой гости, словно очнувшись от тяжелого сна, с новой силой принялсь обсуждать молодого офицера, выскочку-Лагарта, который так неожиданно стал одним ииз почетных граждан Харахти, связанный кровью с самим королем. Никто не ожидал такой благосклонности Серпи, и многие приписывали ее его молодости и глупости, и больше всех злился король Сваальдара, который отверг юношу.
- Немыслимо! – громыхал его мощный голос, по сравнению с которым гул толпы казался тоненьким писком комариной стаи.
- Я не могу больше терпеть присутствие здесь этой собаки! - Высокородный король Сваальдара шумно дыша и бросая по сторонам яростные взгляды, направился напролом к выходу, намеренно задевая плечами придворных, которые поспешно кланялись при его приближении. Он остановился перед троном Серпи и его огненно-рыжие глаза, в которых расплавленным железом плескалась ярость, нашли спокойные темные глаза мальчика.
- Почему? – хрипло обронил он с какой-то особой горечью.
Серпи медленно вздохнул, устало прикрывая глаза. «Так надо», - говорил его взгляд.
- Я. Ухожу. Отсюда, – оповестил Аскарт, чеканя слова, - Я ухожу отсюда, - он повернулся лицом к залу, в котором сотни пустоголовых людей ловили каждое его слово, наслаждаясь развлечением, - а Сваальдар выходит из Конфедерации. И я еще подумаю, не присоединится ли мне к вашим врагам – они наверняка не якшаются с простолюдинами.
Холодок прошел по спинам тех немногих аристократов, которые представляли себе расклад в армии Конфедерации: силы Сваальдара составляли чуть меньше половины объединенных вооруженных войск Конфедерации королевств. А если он еще и встанет на сторону и без того неслабой армии королевства Зандра, то Конфедерацую сможет спасти только чудо.
Ксандр торопливо подошел к трону Серпи.
- Мой божественный господин, душа моя… - начал было Ксандр.
- Позже, герцог, - оборвал его Серпи, поднимаясь.
- Нужно остановить его! – Ксандр непонимающе и настойчиво смотрел на правителя Харахти. – Разрешите, я пошлю глашатая?
- Нет.
Замерший на пороге комнаты Аскарт смотрел в сторону правителя Харахти, ожидая до последнего, что он прогонит от себя безродного, и вернет в круг его, великого правителя, имевшего полное право там находиться. Но поднявшийся с трона мальчик, так и замер, не сделав ни одного лишнего движения, лишь провожая Аскарта своим неподвижным, немигающим взглядом.
Аскарт вышел из залы.
- Продолжайте церемонию награждения, - сказал Серпи, обратно опускаясь на трон. – Пусть новый гражданин Харахти поприветствует своих правителей, и пусть они воздадут должное его доблести."

@темы: "ролевки-полевки", "без друзей меня чуть-чуть, а с друзьями - много", "Творчество", "Размышлялки", "Приключенческие бредни", "ЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕ!!!!"

URL
Комментарии
2015-08-06 в 10:44 

Volker von Alzey
Я только подохренел слегка, а так я совершенно спокоен (с)
:lol: Varvindar friska заразная!

Водить вопреки желанию, ИМХО, не стоит. Слава Богу, это игра, растянутая во времени, всегда можно сделать перерыв, не то что с мастерингом игры с конкретной датой и дедлайнами.

Ух, финансы... :facepalm: Понимаю как никто.

Сказки в плане поиграть или окунуться в целом? :)

2015-08-06 в 11:26 

[Сульвай]
Я - ветер! Эй, лови меня на бегу... (с)
Sharhan, отличный текст) Хотелось бы когда-нибудь прочитать книгу целиком)

2015-08-06 в 11:37 

Volker von Alzey
Я только подохренел слегка, а так я совершенно спокоен (с)
Отрывок зачёл. Мнение

2015-08-06 в 13:04 

Christian [Roby]
Hope is slain, all in vain, here our king is born... © // Blood magic connecting people
хреновахуча пожиневого и личного Что касается истории: вот придешь домой сегодня и чтоб всю книгу дописал, если еще не дописана! Почитать хочу! Все!!!Все. Я высказался.

     

My Cavern

главная