17:10 

Пятая часть первой главы Людей Совершенства

Sharhan
Я живу, чтобы творить, и творю, чтобы жить в своих твореньях...
Начало тут - ossuary.diary.ru/p118844630.htm

Улицы убегали вперед прямыми точными лучами, окаймленными плотной стеной деревянных домов. Время от времени эта стена прерывалась проемами, уводящими в неизвестные районы Кириу. Потеряться в городе было одновременно просто и невозможно – улицы были похожи одна на другую, как близнецы в колыбели, даже дерево домов было одинаковым – серо-коричневым, полинялым от дождей и времени, а ориентироваться на флаги и фонарики – все равно, что следовать за болотными огнями. Единственно надежным ориентиром в Кириу были горы. Величественные и пугающие, они нависали над городом с самого его зарождения, всем своим видом указывая на то, насколько хрупко и недолговечно все то, что создано человеческими руками по сравнению с творениями великой природы. Ведь пройдут дни, месяцы, года, все это время сложится в века, а века в вечность, и этот маленький город уйдет в небытие, сменившись чем-то совсем иным, более подходящим для людей будущего, и только лик Великих гор останется неизменным, застывшим, как только что вылепленная и обожженная маска, и также безучастно будут они следить за новой жизнью людей, короткой, как полет мотылька и такой же бессмысленной для самой Планеты.
Проходя мимо лавки со сладостями, Эйнджиро качнул рукой бумажный фонарик, наблюдая за тем, как колеблется пламя от слишком резкого движения. «Вот так и наш многоликий народ – чуть стоит качнуть привычную систему управления, и душа народа, как это пламя, колеблется, не зная утешения, и только время способно ее успокоить».
- Эй-эй, ты что творишь, бездельник! – выскочивший из глубины дома старый торговец замахал на юношу руками, - Так ведь и до пожара недалеко! Иди, иди своей дорогой.
Эйнджиро не ответил, ускоряя шаг. Он не знал, где находился квартал, который указал ему господин, но верил своему внутреннему чутью, которое вело его вглубь города. И все же, пройдя несколько кварталов, Энджи остановился в сомнениях. Само название квартала было каким-то заманивающим, затягивающим в пустоту и полумистическим. Квартал Блуждающих Огней. Интересно, каким на самом деле он окажется? Мимо него пробежали двое крепышей, неся красиво расшитый паланкин, вслед за ними степенно шествовала знатная дама пожилого возраста с надменно-белым лицом. Подплывая к Эйнджиро, она холодно с ним раскланялась и поплыла дальше, словно призрак. Ноги ее полностью скрывались под верхнем кимоно, делая сравнение еще более правдоподобным. «Истинная японка» - подумал Энджи, отмечая взглядом завораживающую спокойную плавность жестов, которые складывались, словно напольная мозаика в сложный ритуал движения. Вслед за ней суетно подпрыгивая торопилась девочка-служанка из вешников с беспокойным бледным личиком и живыми васильковыми глазами. Взгляд ее с любопытством остановился на Энджи.
- Простите, - Энджи бросил на нее быстрый и требовательный взгляд, тем не менее, оставаясь вежливым, - вы не скажете, кто ваша хозяйка, пожалуйста.
- Отчего же не сказать – скажу, - девушка внимательно оглядела простое серое кимоно Энджи, задержавшись взглядом на красивом поясе из черного шелка, изображавшем журавлей, летящих к луне. - Только вы, верно, ее знаете, господин. Ее многие знают в наших краях.
Энджи, бросив украдкой взгляд на даму, которая остановилась возле раскидистого клена и наблюдала за медленным кружением падающего желтого листа, неторопливо обернулся на служанку.
- Боюсь, вам не повезло со мной. Я – плохой игрок в загадки, да еще, как вы могли заметить, я не из этих краев, - Энджи перевел дух, глядя на улыбающееся довольное личико девчонки-внешника, которая прямо-таки светилась от его вежливого обращения. Как же ему хотелось сейчас задать вопросы прямо, надавить на девчонку и отправиться дальше, но он не мог, ведь девчонка могла обидеться и закрыться, а у него не так уж и много времени было – пока ее госпоже не надоест любоваться кленом, и она не окликнет свою нерадивую служанку. Он глядел на ее поросячье-розовое личико, на сощуренные, как у довольного жирного кота, глазки, на сцепленные спереди пухленькие ручки, как-то неестственно изломанные, и чувствовал, как ком отвращения подступает к горлу. «Странно, - вскользь подумал Эйнджиро, - раньше меня внешники так не раздражали…. Или дело именно в ней?»
- Расскажите мне, пожалуйста, кто эта женщина.
- Это, - девчонка наклонилась к Энджи и по традиции прикрыла рот рукой, - госпожа Кагами из рода Сайдзё, - девчонка многозначительно посмотрела на Энджи, как будто одно только упоминание имени ее госпожи должно было все сразу прояснить. Но Энджи не мог вспомнить никого с такой фамилией и даже с таким именем.
- Мики, пора, время летит так быстро и незаметно, - раздался тихий, спокойно-требовательный голос Кагами-сан, и Мики, поклонившись юноше, заторопилась было вслед за госпожой, но Эйнджиро схватил ее за рукав, не давая уйти. Она повернулась к нему, стыдливо прикрывая лицо веером, слишком искусственно и неловко, как показалось ему. Превозмогая противное чувство презрения, Эйнджиро шепнул ей на ухо: «Сегодня в час быка я буду ждать тебя у ворот храма Амтерасу». Девушка зарделась от удовольствия, и, коротко и смущенно рассмеявшись, проронила:
- Я подумаю над вашими словами, незнакомец.
Эйнджиро еще долго наблюдал за их изящными силуэтами, скользившими вдоль домов. Странное ощущение неслучайности этой встречи тревожило юношу. Кем на самом деле была эта Кагами-сама? Было ясно, что та фамилия, которую назвала ему девушка – полностью вымышлена, и взята для того, чтобы скрыть от непосвященных настоящую, настолько громкую, что произнеси она ее, ее бы тут же узнали. К какому же роду на самом деле вы принадлежите Кагами-сама? Какую тайну скрываете?..
Эйнджиро неожиданно заметил две темные фигуры, отделившиеся от стен домов и быстро последовавшие за женщинами. По их четким и быстрым движениям было ясно, что они профессионалы, но кто они такие и с какими намерениями преследуют госпожу из Сайдзё – понять было невозможно. Эйнджи решил проследить за ними, тем более, что внутреннее чутье подсказывало, что нужный ему квартал находится как раз в том направлении, в котором движутся дамы.
Поначалу фигуры так и следовали на почтительном расстоянии за дамами, находясь по разные концы улицы. Но вот неожиданно одна из фигур вырвалась вперед, и догнав госпожу из Сайдзё, бесцеремонно схватила ее за локоть. До Эйнджиро донесся грубый и хриплый мужской голос, что-то приказывавший Кагами-сама.
- Оставьте!.. – гневно и звонко ответила госпожа из Сайдзё, вырывая руку. Дальше медлить нельзя было, так же как и нельзя было оставить это происшествие без внимания, и Энджи решил вмешаться. Подпрыгнув легко и бесшумно, схватившись за перила второго этажа одного из домов, Энджи подтянулся и в одно мгновение оказался на крыше. Быстро, словно тень, он скользил в направлении дамы и ее преследователей. Он должен был вмешаться – он не мог остаться в стороне и смотреть на такое обращение со знатной японкой, и все же, что-то в этой сцене настораживало Эйнджиро, что-то было совсем неправильно, чего-то главного недоставало, а между тем, оно должно было присутствовать обязательно. Словно церемония подношения богам без самих богов. Его сознание не могло понять, чего же не хватает, а тренированное тело тем временем несло его вперед, к сцене, не давая опомниться.

6.

Наконец, фигуры стали различимы. Двое крепких на вид мужчин в черном, один из которых, чуть поотстав от напарника, нервно озирался вокруг, пока другой крепко держал пожилую женщину за локоть.
- Идемте с нами, - прошипел державший.
- Отпустите, - госпожа вырвала руку и отступила на шаг. Это был удачный момент, и Энджи не пересенул им воспользоваться. Мягко качнувшись, он спрыгнул на плечи мужчине и, повалив его на землю, оглушил ударом нунчак. Энджи обернулся на второго и вовремя, потому что лезвие катаны, сверкнув в свете качающегося фонаря лавочки, летело прямо на него. Жжух. Меч резал воздух, как легкую ткань, жадно стремясь добраться до плоти. Движение меча было настолько стремительным, что одежды госпожи и самого незнакомца колыхнулись. Энджи неловко отшатнулся вбок, чудом избегая удара. Не останавливаясь, меч последовал за ним, с тем же страшным пронзительным свистом скользя по воздуху. Снова холодная вспышка лезвия перед самыми глазами. В последний момент Энджи упал на землю, избегая удара почти чудом. Удар был нацелен в глаза мальчишке – страшный и сильный удар очень опытной и жестокой руки.
- Ниндзя!!! – откуда-то издалека донесся истошный вопль Мики, - Ниндзя напал на госпожу Кагами! Помогите, пожалуйста!! Кто-нибудь, спасите нас!
Меч незнакомца снова мелькнул в миллиметре от лица Энджи. Энджи понял, что он проигрывает незнакомцу во всем – в скорости, в силе ударов, в четко и продуманно построенной технике нападения. У него самого не было даже меча, чтобы хоть как-то встретить этот стальной вихрь. Он предусмотрительно оставил его в школе, чтобы не привлекать к себе внимание посторонних в городе, где мечи разрешено носить только самураям. Все сложней становилось избегать ударов – после крика Мики незнакомец еще увеличил скорость, желая побыстрее разделаться с противником, в то время как второй мужчина начал потихоньку приходить в себя, что-то неопределенно мыча. Казалось, катана незнакомца просто привязана к телу Энджи невидимой нитью, и стоит ему дернуться в любую сторону, как она неизменно последует за ним и настигнет. Он попытался обмануть противника. Сделав вид, что собирается отклониться в сторону, Энджи пошел навстречу катане, уклоняясь от прямого столкновения с ней, он пустил свое тело в параллельную удару плоскость, рассчитывая подобраться к противнику и выбить меч из рук. Но незнакомец, вовремя заметив маневр (и как только удалось – ведь Энджи провел его почти на своем пределе! А с ним в скорости даже Шоухэй не мог поспорить!), отступил и развернув лезвие коротко, резко и безжалостно ударил Энджи в бок. Мысли бешено завертелись в голове у Эйнджиро. «Черт, ну и хорош же я. Вот только что поучал глупого мальчишку – ученика Шоухея за проступок, который, не успев выйти из школы, совершил сам. Непонятно, ради чего. Тот то хоть угрозу школе заметил, а я… И письмо, если я умру, письмо господина попадет в чужие руки!» Энджи решил, что рванется из последних сил к фонарю, и сожжет письмо господина, чего бы это ему ни стоило. Но этого не понадобилось. Лезвие катаны лишь вскользь прошлось по его боку и отступило, словно утолив свою жажду крови небольшим порезом. Энджи проследил за лезвием и увидел женскую руку в лимонном кимоно поверх руки незнакомца. Это была рука госпожи из Сайдзё.
- Остановитесь, прошу вас, - произнесла она мягким спокойным голосом, в котором не было ни гнева, ни властности, звучавших ранее. Ее черные глаза были обращены на незнакомца и таинственно мерцали. Гипнотически. Словно два уголька в абсолютной темноте безлунной ночи, - я пойду с вами, не смотря на то, что вы жестоки и определенно не умеете обращаться с женщинами.
Незнакомец отступил на шаг и поклонился, ожидая ее. Где-то неподалеку хныкала Мики, утирая широким рукавом глаза.
Госпожа Кагами посмотрела на Энджи, и этот взгляд, словно клеймо, навсегда прожег его память. Взгляд человека на забавного, глупого зверька, которому, может и дано поумнеть, но лишь до определенных пределов. Это было обидно и унизительно, но он это заслужил. Он действительно повел себя глупо, поставив под угрозу общее дело ради помощи незнакомой женщине, которая, возможно, в этой помощи и не нуждалась…
Госпожа Кагами подошла к Мики и, мягко коснувшись ее плеча, увела ее к незнакомцу, который уже помог встать своему напарнику и вся группа двинулась вверх по улице. Проходя мимо Эйнджиро, Мики будто невзначай обронила свернутый вчетверо небольшой листок.

@темы: "DONE", "Got it!", "Творчество", ЛЮДИ СОВЕРШЕНСТВА

URL
   

My Cavern

главная